В программе древних олимпийских игр этот вид единоборства появился позже борьбы и кулачного боя (в 648 году до н.э.). Это дает основание некоторым исследователям считать, что причиной его появления стали частые нарушения правил в борьбе и кулачном бою, что и вызвало к жизни единоборство практически без всяких правил. Действительно, особенностью панкратиона было то, что в нем почти не было ограничений. Похоже, запрещалось только кусаться. Судья, тем не менее, на поединках присутствовал. Задача его заключалась в том, чтобы не допустить смертельного исхода поединка или тяжелого увечья. Для пущей убедительности он был вооружен палкой. На одной из античных ваз представлены бойцы, один из которых давит пальцами рук в глаза противника, другой раздирает сопернику рот, а также судья, который приготовился ударами палки разнять противников.

Одна из особенностей панкратиона состоит в том, что к борьбе в стойке присоединяется борьба на земле после падения обоих борцов. Борьба на земле завершалась не в силу какого-то заранее определенного условия, как, например, после троекратного падения в античной борьбе, а в результате отказа одного из соперников от дальнейшего поединка. Смысл схватки заключался в достижении такой ситуации, при которой продолжение ее соперником стало бы невозможным.

При этом допускались удары кулаком или ладонью (без ремней и перчаток) по всем участкам тела, удары ногой, ступней, коленями, удушение, выкручивание суставов.

Удары открытой рукой в панкратионе зачастую были призваны облегчить применение какого-либо борцовского приема. Если они и использовались в нападении, то представляли собой более резко и сильно выполненные приемы борьбы. Удары кулаком в этом виде единоборства ни в коем случае не могли быть такими же тяжелыми, как это было в кулачном бою, особенно когда они направлялись в голову. Ибо повреждения рук, вполне вероятные в этом случае, мало способствовали бы продолжению поединка, как и в кулачном бою, будь руки бойцов там не защищены.

В то же время в обороне удар кулаком имел гораздо больше "прав на применение", даже если при этом спортсмен рисковал повредить руки. При многих приемах и во многих ситуациях в панкратионе удар кулаком в уязвимые точки (например, в нос или подбородок) мог быть последней попыткой избежать грозящего поражения. Когда необходимость вынуждает атлета с помощью удара кулаком избавить себя от невыносимой боли в до предела выкрученном суставе, он непременно нанесет удар, даже рискуя заплатить за это травмой руки. Такая же ситуация возникает при удушении, когда у атлета возникает страх смерти, когда он задыхается и просто не думает о возможной травме руки.

Одним из важнейших и эффективных приемов классической борьбы являлся захват снизу. Правила Панкратиона чрезвычайно усложняли возможность применения этого приема. Если бы панкратиаст с помощью захвата снизу-спереди попытался приподнять соперника, то последний мог мощными ударами кулаком в неприкрытое лицо атакующего (удары ведь не запрещались), обе руки которого были задействованы в захвате, не только свести на нет его усилия, но и, нанеся ему травму, осложнить его дальнейшие действия или же сделать вовсе невозможным продолжение поединка. Хотя эти удары и несравнимы по силе с ударами кулачного боя (поскольку поднятый в захвате панкратиаст не имел такой свободы движений), тем не менее их было вполне достаточно, чтобы привести соперника в шоковое состояние, в котором он наверняка ослабил бы захват и рисковал тем самым попасть в довольно невыгодное для него положение.

Бросок имел в панкратионе столь же малое значение, как и захват. Предшествующий броску наклон головы с целью защиты от захвата за шею можно было легко остановить превентивными ударами кулаков. Даже если одному из борцов удавалось схватить противника для броска, последний имел достаточно возможностей ударами ног в голову и лицо атакующего заставить его отказаться от приема. Если атакующему все же удавалось бросить соперника на землю, то для последнего, согласно правилам панкратиона, падение не означало проигранного раунда, как это имело место в классической борьбе.

Итак, что же сохранилось в борьбе в стойке в панкратионе от классической борьбы? Опасность, с которой был сопряжен для панкратиаста захват соперника обеими руками, требовала от первого прежде всего предотвратить опасные удары кулаком по наиболее чувствительным участкам тела, то есть панкратиаст должен был сделать все возможное, чтобы нейтрализовать руки и кисти рук соперника. Это можно было осуществить, молниеносно схватив противника за руки и обезопасив себя от его ударов и приемов.

Чаще случалось, что панкратиасту удавалось схватить только одну руку соперника. Скорее всего делал он это обеими руками. Затем, чтобы предотвратить ответный удар кулаком, уклониться от которого в данной ситуации гораздо труднее, чем в кулачном бою, он должен был быстро привести соперника в такое положение, когда тот не смог бы ударами кулака сорвать прием. Этого можно было добиться, приведя резким движением захваченную руку в такое положение относительно туловища, при котором соперник предпочел бы сдаться, нежели терпеть сильную боль (например, вывернуть его руку за спину, загибая ее вверх по направлению к голове). Если соперник оказывается наклоненным вперед или же на коленях — ничего другого ему и не остается; если он не желает признать поражение — в этом случае у атакующего появляется возможность удерживать соперника в таком положении одной только рукой, вторую же использовать каким-либо иным образом. Описанная ситуация представляет собой, очевидно, единственную в панкратионе возможность добиться победы уже на этапе борьбы в стойке. Но гораздо чаще исход поединка решался на земле.

Схватка на земле предполагала падение обоих борцов из положения в стойке на песок, причем в панкратионе не имело значения, кто из атлетов вызвал падение. В этом состоит одно из важных отличий панкратиона от Классической борьбы. Обоюдное падение здесь еще ничего не решает. И если считать приемы, ведущие к нему в панкратионе маловероятными, то по другой причине.

Бросок предполагает охват каким-либо образом тела соперника, причем в классической борьбе атакующий не рискует получить удар, ибо удары запрещены правилами. А в панкратионе такой охват легко предотвратить, действуя кулаками. Поэтому можно предположить, что в панкратионе броски, как и захваты снизу, были маловероятны и даже опасны, поскольку противодействие им было слишком эффективным.

У панкратиаста, ухватившего соперника за руку или за кисть, в случае, если сила соперника или недостаток собственных сил не позволяли ему прибегнуть к выкручиванию суставов, оставалась в распоряжении только группа приемов-бросков, из них в первую очередь бросок через плечо. Осуществить его весьма удобно, держа соперника за руку. Этими бросками через плечо в основном и осуществлялся переход от борьбы в стойке к борьбе на земле. Рассматривая изображения этого приема на древних сосудах, остается лишь гадать, представлен ли здесь эпизод из панкратиона или из классической борьбы, и чаще всего точный ответ на этот вопрос будет невозможен. Помочь может разве что стремительность, с которой осуществляется бросок, если только эта стремительность отражена на рисунке.

Разумеется, борьба в стойке в панкратионе не ограничивалась двумя описанными схемами (выкручивание суставов рук и бросок через плечо). Древние рисунки, на которых изображены "побочные" действия из панкратиона (например, захват части тела противника с одновременным ударом кулаком), свидетельствуют о том, что атлеты имели для атаки и другие возможности. Однако то, что изображено, является, по сути промежуточными стадиями борьбы, отвлекающими маневрами или более или менее удавшимися попытками уклониться от приемов соперника.

По внешнему облику атлета-панкратиаста следует поставить между кулачным бойцом и классическим борцом. Он был тяжелее кулачного бойца, но не отличался его великолепной гибкостью и подвижностью. В то же время он отличался от классического борца меньшим весом, более мягким очертанием мускулов и более высокой подвижностью и ловкостью. Открытый, свободный стиль панкратиона, предпочтение толчкам и броскам, нежели захватам, зачастую непредсказуемые варианты перехода к борьбе на земле, отреагировать на которые атлет мог лишь ловкими и быстрыми движениями тела, — это те факторы, которые делали внешний вид панкратиаста гораздо более изящным, чем тело классического борца, как бы воплощавшего в себе вес и мощь. От кулачного бойца панкратиаст должен был отличаться большей подвижностью бедер, что было обусловлено бросками при борьбе в стойке и особенностями борьбы на земле.

Столь подробное рассмотрение особенностей панкратиона связано с тем, что этот вид единоборства без всяких оговорок можно отнести к первому достаточно нам известному боевому единоборству, а также тем обстоятельством, что боевые единоборства многих европейских народов (и не только их, то же самое относится к Индии и Ирану) прямо восходят к нему и немало заимствовали из его технического арсенала.