- Вы бываете на огромном количестве спортивных мероприятий. Как вы думаете, вырос ли уровень популярности боевых искусств в России.

- Совершенно точно, что не понижается, так как новое поколение постоянно подрастает. В генетике мужчины всегда присутствует ген борьбы, а именно борьбы за справедливость. Ведь как люди приходят в боевые искусства? Самый первый позыв, это не попасть в какую-то безвыходную ситуацию, человек не хочет быть побитым, униженным, но не всегда у него есть природные и физические возможности. Но если человек родился сильным, мускулистым, высоким, то у них особых проблем с этим нет. Представьте таких сильных людей как Карелин или Валуев, естественно к ним побоятся пристать какие-либо хулиганы. Тем не менее, даже такие сильные люди занимались боевыми искусствами и выступали на соревнованиях. Вот я замечал, что наиболее техничные бойцы, они по своей природе не очень сильные. Но за счет техники, за счет скорости, за счет труда, они повышают свой уровень бойцовский. Так что уровень популярности боевых искусств не понижается никогда, просто разные люди выбирают для себя разные единоборства. Кому-то нравится больше бороться, у кого-то хорошо поставлен удар, у кого-то и то и другое.

- А что Вас привлекало в боевых искусствах?

- Мне сложно это объяснить, меня с детства тянуло к боевым искусствам. Когда мне было пять лет, родители сделали мне грушу из тряпок и повесили в нашем коридоре, проходя мимо, я не мог не нанести удар.

- Мне казалось, что раньше к боевым искусствам относились как к чему-то такому загадочному и от того привлекательному?

- Я всегда старался все упростить, чтобы людям было понятно, чем они занимаются и это привлекало! В основном, загадочность эксплуатируют люди, которые сами не знают, чем они занимаются.

Первым боевым искусством, которым я увлекся, было самбо, я занимался у Харлампиева. Затем я перешел в карате, так как у меня хорошо был поставлен удар. В этом виде боевых искусств мы использовали приемы борьбы для того, чтобы поставить противника в такое положение, чтобы быстро и четко нанести ему удар. Средство достижения победы в карате, как и во многих других боевых искусствах является именно удар. Одним из моих железных правил является то, что ученикам все должно быть понятно и ясно, что они делают, какие цели они должны достичь.

Когда у ученика присутствует полная ясность, он, во-первых, решает для себя заниматься этим или нет, задачу его тренировок, а также задания учителя. Учитель в свою очередь должен не только теорию знать, но и уметь все это продемонстрировать: методы тренировки, методы борьбы и боя, тогда ученики поверят. Нельзя учить тому, чему сам не следуешь. Так, я создал центральную школу карате в 1969 году. И вот этот стиль центральной школы до сих пор еще существует. Что очень приятно для меня и еще раз доказывает, что я делал все правильно тогда.

- Вы являетесь обладателем премии «Золотой пояс». Насколько я знаю, в свое время вы были против того, чтобы вам ее вручали?

- Да, мне было неудобно. Так как решение о присвоении «Золотого пояса» решает Президиум, а я один из членов Президиума. Вроде как получается, что я сам себе присвоил эту премию. Также, мне казалось, что есть много других достойных людей, которые должны были получить «Золотой пояс». Просто члены Президиума единогласно выдвинули мою кандидатуру, только я один воздержался. Конечно же, мне было очень приятно получить эту награду, потому что мне вручали ее мои друзья и соратники, с которыми я вместе работал над моими проектами. Для меня эта награда одна из самых дорогих и важных наград, важнее, чем любые японские пояса, которых у меня очень много.

Подразделы