Ушу, айкидо, муа тай, таэквондо… Эти модные нынче виды единоборств стали культивироваться в Республике Коми не так давно. Было время, когда такой же популярностью пользовались у молодых ребят самбо и дзюдо, которые появились у нас чуть более 40 лет назад. И прямое отношение к истории этих видов спорта в Коми имеет Валерий Михайлович Щербаков.

– Валерий Михайлович, у вас над рабочим столом висит портрет Владимира Путина. Это потому, что он Президент? Или связано с тем, что он самый известный дзюдоист в России?

– И то и другое. Помимо занятий дзюдо, есть и другие «пересечения». Владимиру Владимировичу лекции в студенческие годы читал Анатолий Собчак, ставший в постсоветское время первым мэром Санкт-Петербурга, и у нас в 60-е годы в Ленинградской спец-школе милиции он преподавал гражданское право. Я даже, помню, ему вопросы задавал по поводу строительства кооперативов. В советские времена мы практически ежегодно выезжали в спортивные лагеря за пределы республики. Бывали и в Красной Поляне. Минувшей зимой ко мне на улице подходили ребята, которых в разное время тренировал (я даже всех уже и по именам не помню), с восторгом говорили: «Валерий Михайлович, а ведь мы с вами ездили в те места, где идёт Олимпиада!» Ну а Олимпиада в Сочи во всём мире прочно ассоциируется с Владимиром Путиным.

В Ленинграде на соревнованиях по самбо и дзюдо наша команда занимала призовые места. Тогда я выступал в категории до 62 килограммов, а в категории до 68 кг честь спец-школы защищал Иван Бихерт, он учился на год старше меня. Иван Иванович в 90-е годы возглавлял сыктывкарскую милицию, стал легендой столичного сыска.

Но учился в Ленинграде я недолго. Меня перевели в только что открывшуюся в Волгограде Высшую следственную школу СССР. Там продолжил заниматься единоборствами. Учил нас премудростям борьбы заслуженный тренер РСФСР Виктор Иванович Федяев. Он по-прежнему в строю, по-прежнему ведёт секционные занятия, является почётным жителем города Калач-на-Дону (Волгоградская область). Но получил я диплом не в Волгограде, а в Перми, куда перевёлся учиться на правоведа в тамошний университет.

В 1971 году после окончания вуза я распределился в Сыктывкар, устроился на работу в систему МВД. Было мне тогда 26 лет, за плечами три года армейской службы, учёба, а впереди – вся жизнь.

– И спортивная тоже …

– В том-то и дело, что в Сыктывкаре не с кем было бороться, но самое главное – негде. Толчком для появления секции самбо послужила небольшая заметка в «Красном знамени». В ней рассказывалось о награждённом посмертно орденом Красного Знамени участковом, которого бандит пырнул ножом. На ведомственной планёрке нам сообщили, что милиционер мог остаться в живых, если бы знал элементарные приёмы самообороны. А у нас в Волгограде предмет по отработке приёмов самозащиты был одним из основных, помню, даже кирпичи голыми руками разбивали.

Гибель коллеги меня взволновала, я пошёл на приём к министру внутренних дел Коми АССР Владимиру Петровичу Юсакову и сообщил, что готов организовать занятия по самообороне с личным составом. Буквально через несколько месяцев я стал тренером по самбо в спортобществе «Динамо». Под тренировочный зал мне выделили кочегарку во дворе МВД. Ведомственное строительное управление там сделало ремонт. Так что, образно выражаясь, мы вышли из кочегарки.

Но к этому моменту я уже вёл секцию на городском стадионе. Желающих заниматься спортивными единоборствами было очень много. Но были и разного рода предрассудки. Попросил как-то журналиста написать заметку о появлении дзюдо и самбо в Сыктывкаре. А он мне в ответ: «Да ты что, это же страшно». А я ему говорю: «А бить по морде в боксе не страшно?»

– Вы о дзюдо и самбо говорите, как о чём-то едином.

– В 1928 году, когда власти на государственном уровне запретили в СССР дзюдо, спорт-смены проявили хитрость и создали новое боевое искусство, получившее название самбо, самооборона без оружия. В Советском Союзе и в России дзюдо и самбо всегда развивались параллельно. Всегда борцы выступали, и нормативы для получения спортивных разрядов выполняли на соревнованиях по обоим видам спорта. Есть общее ядро техник, методика тренировок практически не отличается. Можно заниматься самбо и расширять свои спортивные навыки, используя приёмы дзюдо. Можно быть дзюдоистом и пополнять свой «багаж» приёмами из самбо.

– Когда пришли первые успехи?

– В 70-е годы все бюджетные средства были брошены на лыжные гонки, нам перепадали крохи, поэтому практически никуда не выезжали и варились, как говорится, в собственном соку. К нам как-то пришёл позаниматься сыктывкарец Дмитрий Цывунин, он во время учёбы в Выборгском авиаучилище добился больших спортивных успехов – стал мастером спорта СССР по самбо. Его наши ребята «повозили» по борцовскому ковру. Он был удивлён уровнем их подготовки. Ещё больше удивился, когда узнал, что самбисты практически не выезжают на соревнования, а потому не могут получить спортивные разряды.

Через несколько лет произошло историческое событие – Миша Безносиков стал первым кандидатом в мастера спорта СССР по самбо в Коми. Он вырос в мастера именно здесь, в Сыктывкаре, здесь делал первые шаги на борцовском ковре.

Кардинально изменилось отношение к спортивным единоборствам через несколько лет, после поездки с Владимиром Ладановым на всесоюзный турнир в Целиноград. Там Владимир в своей весовой категории занял третье место, что можно было считать большим успехом, так как призовые места в этой категории оспаривали порядка 50 спортсменов. На эти соревнования совершенно случайно заглянул руководитель наших республиканских «Трудовых резервов» (Всесоюзное добровольное спортивное общество для вовлечения в занятия спортом учащихся системы начального и среднего профессионально-технического образования), у которого родственники проживали в тех краях. Во время соревнований он подошёл ко мне, сказал, что ему всё понравилось, и предложил тренировать его мальчишек. За два-три года мы создали секции самбо и дзюдо во многих профтех-училищах Сыктывкара, а затем подтянули и другие города и районы. В 70-е–80-е годы секции были частью военно-спортивных клубов с патриотическим уклоном. Учащиеся стали активно выезжать на соревнования. Упомянутый Владимир Ладанов стал чемпионом РСФСР по самбо, выполнив первым в республике норматив мастера спорта СССР.

– Кого вы бы ещё отметили из ваших воспитанников?

– Пожалуй, Жаркынбека Шамбетова. Парень был очень гибкий и крепкий, как скала. Он стал чемпионом СССР среди учащихся профтехучилищ. После того как он уехал в родную Киргизию, в составе её сборной выезжал на представительные международные соревнования в японскую Хиросиму, где выиграл все схватки. За ту победу он получил звание мастера спорта международного класса.

Алексей Фатеев, Виталий Чернов, Александр Коюшев становились призёрами всесоюзных и всероссийских соревнований.

Аллаберды оглы Гульханов, который учился в СПТУ-27, стал сегодня известным российским актёром, каскадёром и профессиональным телохранителем (работал, в частности, телохранителем у Жан-Клода Ван Дама во время его посещения России). Широкой публике он известен как Алик Гульханов. Роли у него в фильмах в основном эпизодические, но яркие. Алик воспитывался в детском доме, поэтому наша секция была для него своего рода отдушиной. Он не пропускал тренировок, ездил с нами в спортивные лагеря. Одно время он всё хотел нарастить мышцы, а я ему говорю: «Алик, шкафы падают громко, не переусердствуй, это повредит результатам».

– Почему повредит?

– В дзюдо и самбо важна не только сила, но и гибкость. А какая тут будет гибкость, если тело после бездумного накачивания превращается в груду мышц?..

Посещали занятия будущий столичный градоначальник и первый заместитель Главы Республики Коми Анатолий Каракчиев, занимались Алексей Томов, который какое-то время был депутатом Госдумы России, генерал-майор Владимир Урявин, возглавлявший Управление федеральной службы исполнения наказаний России по Республике Коми, есть среди учеников и известные сегодня бизнесмены.

– Анатолий Каракчиев, будучи сыктывкарским градоначальником, оказывал вам поддержку?

– Очень помог, когда нас в 90-е годы хотели «вытеснить» из спортзала. Можно сказать, замолвил за нас словечко. Благодаря Анатолию Алексеевичу был разработан проект по строительству в районе школы №24 детско-юношеской спортивной школы. Выделили земельный участок, подготовили проект здания (он и сейчас у меня где-то лежит), но ничего не получилось, так как в те годы было уже не до спорта.

– Но вы ведь как-то выжили во времена «перестройки»?

– Опять помог случай. Центр развития дзюдо и самбо неожиданно переместился в Эжвинский район Сыктывкара, во многом благодаря инициативе председателя профсоюзного комитета Сыктывкарского ЛПК Олега Францевича Штралера. Нам выделили помещение для занятий, мы имели возможность ездить на соревнования и летние сборы. Не был равнодушен к спортивным единоборствам и тогдашний генеральный директор «гиганта на Вычегде» Николай Николаевич Балин. По мере возможности он посещал спортивные соревнования. Однажды он подошёл ко мне, разговорились. Я возьми и спроси у него: «Николай Николаевич, а почему вы звезду Героя не носите?» Он достал из внутреннего кармана пиджака коробочку, а в ней Звезда Героя Социалистического Труда! Возьми, говорит, посмотри. Скромный был человек.

– Знаю, что вы в разное время тренировали и девушек. Им-то зачем нужны все эти броски и захваты?

– Я девушкам всегда говорю: «Сопли и слёзы вытирать не буду. Если решили заниматься, то будьте готовы терпеть». Кстати, бывало, что занятия единоборствами помогали в сложных ситуациях. Как-то моя воспитанница из Коми пединститута задержалась вечерком в библиотеке. Выходит на улицу, а навстречу группа подвыпивших молодых людей, каждый на голову выше хрупкой с виду девочки. Один из «героев» попытался обнять её сзади за грудь, но всё это закончилось плохо для него: студентка провела бросок через спину, у парня копчик треснул.

– В конце 70-х в СССР появились первые каратисты. Это модное в то время японское боевое искусство, насколько известно, культивировалось и у нас. В Сыктывкаре, кстати, жил и чемпион СССР по этому виду спорта Михаил Коданёв (сопредседатель партии «Либеральная Россия» Михаил Коданёв был признан виновным в организации убийства в 2003 году депутата Государственной Думы России Сергея Юшенкова).

– Михаил учился в Воронежском медицинском институте, оттуда он приехал в Сыктывкар уже в звании чемпиона страны. После окончания занятий заглядывал к нам, «крутил» моим ребятам художественные фильмы с участием того же Брюса Ли. Брал с них плату. Деньги и власть, куда он хотел пролезть, не брезгуя никакими средствами, он любил, что и привело его к плачевному итогу…

– Кино – это, конечно, здорово, но ребятам ведь надо на деле показывать приёмы. Кто-то ведь должен был преподавать азы?

– Собирали информацию с миру по нитке. Помогали иностранцы. К нам в зал, например, приходил заниматься для поддержания своей спортивной формы консул Болгарии в Сыктывкаре. Чувствовалась у него специальная спортивная подготовка с элементами карате. Где он поднабрался восточных премудростей, спрашивать было неудобно.

В прошлом году скоропостижно скончалась начальник отделения следственной части по расследованию организованной преступной деятельности Следственного управления МВД по Республике Коми Надежда Рамирес. Светлая ей память. Так вот в 70-е годы она со своим мужем-кубинцем (они были студентами) приезжала к нам на практику по линии правоохранительных структур. Муж её приходил к нам в зал позаниматься, показывал тоже какие-то специфические приёмчики из арсенала каратистов. Манера изъясняться у него была своеобразная. Комментируя свои действия на борцовском ковре, он говорил быстро-быстро по-русски, потом резко переходил на испанский, потом опять на русский. А затем спрашивал: «Всё понял?»

Как неожиданно кубинец приехал, так неожиданно и уехал. Больше я его не видел, разве только по телевизору. Во время приезда в СССР кубинского лидера Фиделя Кастро он стоял у него за спиной. А о чём это говорит? О том, что Рамирес служил в президентской охране.

Из сыктывкарцев наибольших успехов в то время в постижении иноземного боевого искусства добились Юрий Удоратин и Владимир Шенберг. Они были и отличными наставниками для молодёжи. Потом наши пути-дороги разошлись. Юрий уехал жить в Краснодарский край. Кстати, там он воспитал чемпиона мира по кикбоксингу. Владимир в начале 80-х перебрался на ПМЖ в немецкий Гамбург.

Сегодня в республике мы начали активно развивать другую универсальную систему защиты и нападения – армейский рукопашный бой. Три года назад команда из Сыктывкара, тренирующаяся на базе ДОСААФ, выезжала на всероссийские соревнования в Санкт-Петербург, где заняла первое место.

– Ваши дети занимаются спортом?

– Старший сын Руслан – кандидат в мастера спорта по дзюдо. Отмечен правительственной наградой за организацию патриотической работы. Глава Республики Коми Вячеслав Гайзер вручил ему памятную медаль «Патриот России». Руслан так же, как и я, ведёт секцию. Среди его воспитанников есть уже мастер спорта.

Младшего – Александра – я чуть ли не с пелёнок приобщал к спорту. Он попробовал себя в боксе, плавании, бальных танцах, а потом сказал: «Буду заниматься дзюдо!» Пока у него всё складывается хорошо.

– Валерий Михайлович, вы до сих пор сами ведёте занятия? Как вам удаётся поддерживать отличную спортивную форму?

– Занятия я провожу практически ежедневно. Сам показываю приёмы, провожу схватки. Практически круглый год я купаюсь. В этом году начал водные процедуры в проруби с 13 января. У меня на даче к речке «пристроен» трап самолёта. Так вот, не успевает высыхать, так как практически ежедневно взбадриваю себя купанием. Ну и ещё, конечно же, всегда стараюсь, несмотря ни на что, поддерживать позитивный настрой, который очень необходим для полноценной жизни. И ещё, пользуясь случаем, хочу напомнить жителям республики, что в конце апреля будущего года будет проводиться юбилейный, 30-й по счёту, турнир по самбо памяти наркома танковой промышленности в годы Великой Отечественной войны, первого министра атомной промышленности СССР, уроженца Сыктывкара Вячеслава Александровича Малышева. Хотя и рановато, но заранее приглашаю всех любителей спорта посетить турнир. Будет интересно.

Новость с сайта: http://komikz.ru/news/interview/?id=13080