Заслуженный тренер России по карате, обладатель 4 дана по киокусинкай Дмитрий Котвицкий рассказал пресс-службе РСБИ о том чем гордится, своем втором рождении и смысле жизни.

- На протяжении всей своей жизни Вы занимались различными видами боевых искусств, такими как карате, самбо, дзюдо. Почему все-таки киокусинкай?

- Здесь все просто. Данный вид боевых искусств, на мой взгляд, очень рационален. В первую очередь это подготовка тела и благодаря чему в моей каскадерской работе я мог избежать большого количества травм. Больше всего я горжусь не достижениями своих учеников, а именно отсутствием травм. Например, в 2013 году на чемпионате мира Алексей Меженцов (двукратный чемпион по киокусинкай), провел четыре поединка, все выиграл, и у него не было ни одного синяка, а ведь это полный контакт. В школе Самбо-70 я работаю уже 25 лет и за все это время ни одного перелома и серьезных травм, а это о многом говорит. В киокусине нет ударов руками в голову, и это тоже один из факторов.

Когда спортсмен закончил свою карьеру он создает свою семью, ребенку не нужен папа, который заикается или не помнит, как его зовут.

Несмотря на то, что киокусинкай это один из самых жестких видов спорта, здесь чисто уличный вариант: голые руки, голые ноги, никаких накладок и, естественно, люди готовятся к реальному поединку.

Вот, допустим, почему в тхэквондо спортсмены в нестандартной ситуации не готовы к ударам, потому что тренируются в жилете.

- Как вы думаете, какие перспективы развития киокусинкай в России?

- Начнем с того, что спорт и искусство – вещи неразделимые, потому что мастера высокого уровня занимается искусством, искусством поединка, искусством борьбы.

Представители киокусинкай в Японии не хотят терять свою главенствующую роль. Им не нужно, чтобы этот вид стал олимпийским, так как они перестанут решать, что делать, а что не делать. В таком решать будет уже МОК, а они будут просто голосовать как люди, которые находятся в этой системе.

Что касается киокусинкай в России, то, на мой взгляд, данный вид спорта занял свою прочную нишу уже на протяжении многих лет. И не так важно, какие пертурбации будут в системе спорта, он все равно есть и будет, так как огромное количество людей занимаются данным видом боевых искусств.

- Расскажите, пожалуйста, как Вам удалось выжить после прыжка с высоты 5.200 метров при неполном раскрытии парашюта?

- Это было для меня второе рождение. Поскольку каждый из нас пытается почувствовать ощущения жизни и чем они ярче, тем интереснее для нас жизнь. Чтобы почувствовать, что ты можешь летать как птица, я стал заниматься парашютным спортом и дошел до категории С. И однажды у меня не раскрылся запасной парашют. Как раз была мерзлая земля, пятница - 13 декабря. В тот момент я понял, что я умираю, повернулся на спину, помолился за детей и потерял сознание, очнувшись, я понял, что выжил, но очень переживал, что у меня был перелом позвоночника. У меня на теле был сплошной синяк.

- В 2012 году вы стали обладателем премии «Золотой пояс» в номинации «Лучший наставник». Что для Вас значит данная награда?

- Для меня это отметка того, что я чего-то добился, что-то дал людям.

- Какую роль в Вашей жизни играет спорт?

- Это моя жизнь. Даже когда мне не платили за преподавание, я все равно этим занимался. На протяжении всей моей жизни я жил в разных уголках нашей страны, даже в монастыре, но везде преподавал. Это то, без чего я просто не могу и потом это же стимул в жизни. Человек, который имеет травмы, правильно проходя по жизни, никогда не опустится вниз, и всегда будет нести добро.