Текст: Николай Коровин, мастер восточных единоборств, известный телеведущий

Окинава, в переводе с японского, означает «веревка в океане». Согласно легенде, боги с небес уронили в эти воды священную веревку, и так образовалась цепочка островов архипелага Рюккю.

Каждый раз, приезжая на Окинаву, я стараюсь попасть в местечко Онна, что в часе езды на машине от столицы префектуры, города Наха. В Онна, на Манза-бич открывается вид на две скалы в море, между которыми висит поистине циклопическая рисовая веревка! Уж не та ли самая, сброшенная богами с небесных чертогов? Здесь же, на бело-золотом песке пляжа стоит каменная Шиса. Если погладить ее гриву в первый день пребывания на Окинаве, вся поездка будет удачной! Мифическая Шиса – полу-лев, полу-собака – символ острова. Она охраняет его жителей от врагов и прочих напастей и покровительствует боевым искусствам, зародившимся в королевстве Рюккю несколько сотен лет назад.

В это, уже седьмое по счету, путешествие на Окинаву я отправился со своим давним другом, неоднократным чемпионом мира по сито рю каратэ-до Вениамином Гармаевым. Нам предстояло посетить додзе обладателя 10-го дана годзю рю сэнсея Тетсухиро Хакама, владельца единственного в мире музея каратэ и кобудо. Мы собирались побывать на тренировках мастера и отправиться вместе с ним в экскурсию по историческим местам города Наха, связанным с именами великих сэнсеев прошлого, чтобы поклониться могилам основателей знаменитых на весь мир стилей окинавского каратэ.

Вообще, весь Наха буквально пропитан духом боевых искусств. В городе более полутора сотен больших и маленьких додзе, не считая огромных штаб квартир таких организаций, как Дзюндокан, Киокай, а так же огромного дворца боевых искусств Будокан в Наха-сити. Только здесь, в столице Окинавы, можно увидеть таксистов, продавцов, официантов с набитыми, почти черными костяшками кулаков. Только в Наха на центральной улице Кокусай-дори стоит дом, «разрубленный» огромной каменной ладонью пополам могучим ударом сюто учи. И, наконец, только в этом городе вечером прямо на улице можно повстречать крепких парней в доги, спешащих на тренировку, а через окно в додзе увидеть разминающегося чемпиона мира в ката Рю Киона.

Недаром адепты каратэ и кобудо со всего мира едут на Окинаву! Здесь корни, здесь – сердце и душа боевых искусств! Здесь живая история развития искусства рукопашного боя, и здесь практикуют носители и хранители древних знаний, доставшихся в наследство от великих мастеров прошлого!
Правда, в последнее время некоторые отдельные владельцы своих собственных школ, что называется «просекли фишку». Будо-туризм приносит неплохие барыши, и теперь на Окинаве любой гайдзин-иностранец может довольно просто получить багаж «секретных знаний», эквивалентный взносу в американских долларах или в японских йенах. Но это – совсем другая история, и к нашей она отношения не имеет!


В додзе сэнсея Хокамы мы попали благодаря его личному ученику, обладателю 7-го дана Игорю Лизункову. Ему пришлось на своей шкуре испытать мастерство наставника! Занятие, скажем прямо, не из самых приятных. Сэнсей в совершенстве владеет искусством акупунктуры, человеческое тело для него, как клавиатура сенсорного гаджета. Нажимает на одну точку – вы орете благим матом и, извиваясь угрем, тщетно пытаетесь освободиться от железного захвата. Боль, надо сказать, нестерпимая! Искусство воздействия на жизненно важные точки – это высшее мастерство, уходящее корнями в глубокую древность, еще к китайским носителям этих сокровенных знаний. Вообще, годзю рю Тетсухиро Хокамы не похоже ни на годзю рю всемирно известного Морио Хигаонны, ни на школы других общепризнанных лидеров этого стиля! Если словосочетание «годзю рю» переводится как «школа жесткого и мягкого», то у Хокама-сэнсея мягкое «дзю» превалирует над жестким «го»! Его техники легкие и хлесткие, похожи на движения змеи или леопарда, ассоциируются с диким плющом, обвивающим ствол дерева. Своими руками и ногами мастер мгновенно связывает тело противника, лишает возможности действовать и разит наповал воздействием на болевые точки! Со стороны очень похоже на китайское ушу. Даже привычные названия базовых ката он произносит тягуче, как бы проглатывая отдельные слоги. Сэйююююнтиуин, сюуупариээээнпээээй!

Музей в доме мастера – это отдельная песня. Он располагается на втором этаже, прямо над додзе, и он уникален. Экспонаты Тетсухиро Хокама собирал несколько десятков лет! Здесь и тяжеленные каменные гантели, с которыми занимались первые китайские переселенцы на Окинаву, и пожелтевшие, бесценные фото старых мастеров. Личные вещи, тренировочное оружие, нунтяку, саи, шесты бо, которыми владели Сакугава Тоди, Мотобу Теку, Чеджун Мияги, Ханасиро Темо! Имена, от звуков которых захватывает дух, не говоря об ощущении, которое испытываешь прикасаясь к предметам, что хранят тепло рук отцов-основателей окинавского каратэ. Нет смысла описывать все экспонаты музея. Их – десятки тысяч, и это действительно завораживает.
После тренировки сэнсей Хокама пообещал провести нас по историческим местам в Наха и Томари-сити. Таких оказалось немало, и каждое заслуживает отдельного внимания. Первым делом он привез нас на обычный городской паркинг. Место, как место! Просто забетонированная площадка с припаркованными на ней «тойотами» и «митсубиси». Но когда он сказал, что вот на этом самом пятачке собирались для тренировки Ябу Кенцу, Мотобу Теку, Чеджун Мияги, что вот прямо здесь они отрабатывали технику ката и бункай, ноги наши непроизвольно подкосились в коленях. Захотелось нагнуться и прикоснуться ладонями к земле для того, чтобы почувствовать и впитать в себя магическую силу этого места!

Следующей точкой на нашем экскурсионном маршруте был скромный монумент, стоящий в глубине обыкновенной городской детской площадки. Хокама-сан пояснил, что триста лет назад здесь произошел инцидент, которым и поныне гордится каждый окинавец. Некий мастер Матцумора - не путать с Матцумура Сокон! - стал свидетелем того, как пьяный самурай, размахивая катаной, приставал к девушке, оскорблял ее, требовал деньги на выпивку, в общем, выражаясь простонародно, «гопничал». Как истинный мастер Окинава ти, Матцумора не смог пройти мимо! Он голыми руками обезоружил дебошира, отобрал у него меч и выбросил в речку, которая протекала аккурат в том самом месте, где сейчас располагается магазин принадлежностей для занятий боевыми искусствами «Шурейдо».

Ну а следующее место и вовсе поразило и оставило неизгладимый отпечаток в памяти и в душе. Сэнсей привел нас на старое, почти заброшенное кладбище, расположенное недалеко от порта Томари. Некоторым здешним надгробиям свыше трехсот лет! На краю кладбища, среди зарослей кустарника, нашему взору внезапно открылась небольшая пещера. Когда Хокама-сан пояснил, что это за место, мы и вовсе пооткрывали рты. Именно в этой пещере несколько сотен лет назад практиковали ушу первые китайские мастера, поселившиеся на Окинаве. Днем на острове практически круглый год стоит жара. Поэтому тренировались в старину преимущественно ночью. А чтобы местные жители не подсматривали за занятиями китайских гостей, они – гости эти – прятались вот в таких теплых пещерах, освещая их светом факелов. Правда, тогда пещера была глубже и гораздо шире. Много лет назад, еще во времена своей молодости, сэнсей обнаружил на ее стенах рисунки, изображавшие различные техники китайского рукопашного боя!

Со временем, из-за активного строительства в округе, пещера осыпалась, рисунки оказались погребены под слоем копоти и грязи. Теперь попасть в нее можно только встав на четвереньки. В глубине находится небольшой алтарь, к которому местные жители иногда приносят плоды и благовония, оказывая уважение этому священному месту. Встав на карачки, я медленно прополз внутрь прохладной и темной полости. Пахнуло плесенью и морем. Внутри можно было слегка разогнуться, но все равно риск удариться головой о своды оставался. Пришлось сидеть на коленях. Закрыв глаза, я совершенно отчетливо представил, как несколько веков назад, здесь в слегка влажном от близости моря песке горели смоляные факелы, отбрасывая причудливые тени на своды. Прохладный ночной воздух, густо смешанный с ароматами акаций и запахом морских водорослей, проникал сюда через довольно широкий вход. Мускулистые смуглые мужчины с обнаженными торсами проделывали замысловатые пассы руками во время исполнения традиционных китайских форм. Стоя в парах, они «набивали» предплечья в упражнении котэ китаэ, наносили друг по другу удары руками и ногами, отрабатывали уклоны, захваты и броски. Настолько явственно предстала эта картина перед глазами, что на миг показалось, будто я слышу звуки ударов, команды мастера-наставника и гортанные выкрики учеников в моменты наивысшей концентрации. Вскоре глаза привыкли к темноте, и я разглядел небольшой, почерневший от времени, алтарь на полу пещеры. Стоя на коленях с полузакрытыми глазами перед алтарем я поклонился, отдавая дань уважения тем далеким мастерам, что привезли свое искусство на Окинаву, и благодаря которым, каратэ стало развиваться сначала на архипелаге Рюккю, затем в Японии, а после завоевало весь мир.

Вечером мы снова отправились в додзе сэнсея Хокама. Нас ожидала тренировка в группе «черных поясов». Окинавские парни довольно радушно приветствовали нас с Вениамином. Игорь Лизунков вообще встал в общий ряд со старшими инструкторами школы, среди которых выделялся красивый черноволосый парень с фигурой древнегреческого атлета. Сын сэнсея, помимо занятий каратэ в додзе отца, явно не пренебрегал и посещением тренажерного зала. Занятия начались, как и положено, с общего ритуала и разминки. В принципе, ничего необычного, если не считать того, что при каждом упражнении во время разминки происходила набивка конечностей. Лежа на спине, качая пресс, они одновременно двумя кулаками колотили по настилу. Будь то наклоны, отжимания или растяжка – обязательно правый или левый кулаки учеников врезались в дощатый пол додзе!

После разминки – полчаса на базовую технику, кихон и затем отработка ката. Вот здесь-то и началось самое интересное. Вся группа сначала проделала одну форму несколько раз. Потом ученики разбились на четверки, один встал в середину, а трое атаковали его все быстрее и быстрее, все яростнее и напористей. Обороняющийся должен был применять технику только что проделанной формы. Таким образом шла отработка бункай в ситуации максимально приближенной к реальной агрессии. Зрелище довольно впечатляющее. Игорь Лизунков, оказавшись в окружении троих старших наставников додзе, поначалу по-джентльменски отражал атаки своих оппонентов. Однако затем разошелся не на шутку. Зал то и дело разрывался криками то одного, то другого атакующего, когда Игорь слишком сильно бил суставами пальцев им под ребра, скручивал кисти во время бросков или же выворачивал шеи во время захватов. При такой отработке все ката из обычного набора красивых движений превращались в грозное боевое оружие, в арсенал опасных приемов, способных не только остановить агрессора, но и покалечить, а при острой необходимости и убить. Сэнсей Хокама, демонстрируя тот или иной бункай, не переставал повторять: очень опасно, осторожней, не поломайте, не порвите друг друга!
Тренировка закончилась довольно поздним вечером. Слава богу, никто не пострадал. Мы же с Вениамином получили хороший заряд позитивной энергии и приобрели кое-какой новый опыт, еще раз убедившись в истинности высказывания о том, что путь познания в боевых искусствах бесконечен. Как говорится, век живи – век учись!

Четыре дня на Окинаве пронеслись, как один. Эмоций и впечатлений не передать! Во всяком случае, в журнальной статье, точно. Видимо, не зря в самом начале нашего путешествия мы побывали на Манз-бич, поклонились священной веревке, натянутой в океане между двумя скалами, и погладили символ острова – каменную Шису, охраняющую покой жителей Окинавы и покровительствующую боевым искусствам архипелага Рюккю.
Впереди был двухчасовой перелет в Токио и затем переезд на электричке в город Кофу, расположенный почти у подножия великой горы Фудзи-сан, как уважительно величают ее японцы. Там нас ожидала встреча с многократными чемпионами мира по каратэ братьями Хасегава. Сенъичи, Кацухидэ и Юкемицу. Об удивительных днях в горной стране Яманаси – в следующем рассказе.